SOCIAL
Категории раздела
Поиск
Главная » Статьи » Мои статьи

СКАЗКИ от Михаила Туруновского

ВОЛШЕБНОЕ ОБЛАЧКО

Наступила ночь, и пришло время, всем ложиться спать.

Вот и маленькой девочке, что жила в обыкновенной квартире обыкновенного городского дома, пришла пора, идти в свою комнату и укладываться в постель. Надо сказать, что делала она это всегда с неохотой, так как ей очень не нравилось засыпать одной.

— Мне так грустно,- каждый раз говорила она своей маме, когда та, по обыкновению, заходила пожелать ей спокойной ночи перед сном. 

Но сегодня, как только мама, вышла из комнаты и закрыла за собой дверь, случилось удивительное событие. В приоткрытую форточку залетело маленькое волшебное облачко.

Облачко подлетело к кроватке, где лежала девочка, и превратилось в лёгкое, пушистое и очень тёплое одеяло. Девочка сразу почувствовала его мягкое и нежное прикосновение к своей щеке, её глазки закрылись, и она медленно погрузилась в глубокий, сладкий сон. 

Ну, а потом произошло настоящее чудо. Облачко нежно обняло девочку и поднялось с ней к самому небу. Там, среди пушистых облаков они стали кататься на воздушных горках, то стремительно слетая вниз, то снова взмывая вверх с поразительной быстротой. Это был настоящий парк воздушных аттракционов. Удивительные качели раскачивали девочку с необыкновенной лёгкостью, а волшебные карусели кружили её в своём неповторимом воздушном вальсе. 

— Какой удивительный сон я видела сегодня, — произнесла девочка проснувшись. 

А потом весь день она с нетерпением ждала приближения следующей ночи, в надежде на то, что сон повторится снова. 

И вот, когда наступил долгожданный вечер, девочка уже с любопытством легла в свою кроватку и накрылась одеялом. И стоило ей закрыть глазки, как она снова почувствовала знакомое, ласковое прикосновение к своей щеке и тут же погрузилась в тот самый замечательный сон.

— Хи, хи…., хи-хи-хи! — услышала она чей-то забавный и очень задорный смех.

— Кто это? — спросила девочка и тут же увидела перед собой маленькое волшебное облачко. Оно было очень пушистым и лёгким. Казалось, оно улыбается самой весёлой улыбкой на свете, от чего на его пухлых щёчках тут же появились мягкие воздушные ямочки. 

Между девочкой и облачком тут же завязался незатейливый разговор и уже через несколько минут они были настоящими подружками. Их чудесные прогулки по облакам отныне стали повторяться каждую ночь. 

О…, это были незабываемые минуты больших небесных приключений. Девочка и облачко носились по небу, перескакивая с одного облака на другое. Прыгали и кувыркались, словно на батутах, на самых пушистых из них. Здесь можно было делать всё. Бегать, кружиться и даже летать. А особое удовольствие доставляла девочке возможность вращаться в неповторимых воздушных пируэтах, которые она видела только в цирке в исполнении воздушных гимнастов. 

Это был удивительный мир полный сказок и чудес, потому что облака были страшными выдумщиками и очень любили превращаться в различных сказочных героев. Не было исключением и наше облачко. Превратившись в лошадку, оно весело скакало с девочкой по всему небу, забегая иногда даже на огромные грозовые тучи. Хотя здесь эти серые громадины вовсе не казались такими грозными. Не пугали их и мерцающие молнии, которые теперь скорее напоминали праздничный салют. 

А когда им хотелось полетать, облачко становилось птицей и, усадив девочку себе на спину, устремлялось в самую высь. И тогда девочке предоставлялась возможность ощутить всю красоту птичьего полёта, свободного и необыкновенно лёгкого.

Иногда к ним прилетали поиграть сестрички, такие же маленькие облачка. И тогда они все вместе носились, играя в воздушные догонялки, или пряталась друг от друга в больших пушистых облаках.

Так облачко стало действительно настоящей доброй подружкой, которая всегда знала заранее о том, чего бы сейчас хотелось девочке. И когда, вдоволь нарезвившись в весёлых играх, она начинала мечтать о прохладе, облачко обливало девочку освежающим летним дождиком. 

Отныне девочка уже не жаловалась, отправляясь спать в свою комнату, а напротив, делала это с удовольствием, чему не переставала радоваться и одновременно удивляться её мама. 

— Облачко, — как-то раз с грустью в голосе обратилась девочка, — Ты знаешь, мне так хочется, чтоб мы были с тобой подружками не только по ночам и во сне. Я хочу, чтобы ты была такой же, как и я. Понимаешь?

— Конечно, — ответило облачко, — Я тоже давно мечтаю стать человеком и, возможно, моя мечта скоро сбудется. Но для этого придётся немного подождать. Мы не сможем видеться с тобой некоторое время. Только ты не расстраивайся, из-за этого. Ведь когда я появлюсь, ты узнаешь об этом первая.

И хихикнув на прощание, как всегда задорно и весело, облачко улетело.

Следующим вечером девочка уснула сама, так и не дождавшись облачка. Не прилетело оно и на следующий день и ещё через день. Ночи сменяли друг друга, но облачко так и не прилетало. Девочка начала грустить и как-то раз, даже заплакала, решив, что облачко уже совсем забыло про неё.

Но вот, в один прекрасный день, в семье девочки произошло замечательное событие. У неё появилась на свет маленькая сестрёнка.

— Ну, и как же мы её назовем?- спросила мама девочку, подводя её к кроватке, где лежала малышка.

И стоило девочке протянуть свою руку к сестрёнке, что бы погладить её по головке, как она тут же отчётливо услышала знакомый задорный смех: «Хи, хи… хи-хи-хи!». 

— Облачко, это ты!? — с восторгом и удивлением спросила девочка, — Теперь ты моя сестрёнка?

И малышка радостно улыбнулась ей, показав на своих щёчках, всё те же милые, почти воздушные ямочки.

— Облачко? — удивилась мама, — Какое необычное имя ты придумала для своей сестрёнки. Хотя, она действительно похожа на маленькое облачко!

— Облачко, ты вернулось! Какое счастье! Теперь мы всегда будем вместе! — прошептала девочка своей сестрёнке на ушко. 

А та в ответ протянула в её сторону свою маленькую ручку и даже слегка дотронулась до её щеки всё тем же мягким, волшебным прикосновением.


КУЗЯКА-БУЗЯКА – УКРОТИТЕЛЬ СТРАХОВ

Разрешите представиться
Если бы вы спросили о том, кто самая послушная и аккуратная девочка во дворе, то любой без сомнения ответил бы вам, что это, конечно же, Алёнка. Она была очень умной и воспитанной. Правильная осанка и ровная красивая походка всегда выделяли её среди остальных. За это все мамы и папы, при случае, ставили Алёнку в пример своим детям.

Вот только в одном, пожалуй, нельзя было позавидовать ей. У Алёнки совсем не было друзей. Каждый раз, проходя мимо играющих во дворе детей, она старалась как можно быстрее проскочить мимо них. Поэтому никто и никогда не приглашал её в свою шумную компанию, чтобы вместе порезвиться на детской площадке. И каждый раз, приходя из детского садика, Алёнка оставалась одна в своей комнате, практически в полном одиночестве. 

Никто на свете, кроме неё самой, не знал, как на самом деле хотелось ей подружиться с ребятами во дворе и так же весело играть с ними в шумные, весёлые игры. Но каждый раз, как только она собиралась приблизиться к ним, ей вдруг становилось страшно. 

Алёнке представлялось, что дети обязательно начнут смеяться над ней и ни за что не примут в свою игру. Особенно настораживал её Марат, мальчишка из соседнего подъезда. Он был главным заводилой всех дворовых игр. Именно от него, как казалось Алёнке, исходила главная необъяснимая угроза. 

Так сменялись похожие друг на друга дни, где Алёнка всё чаще оставалась в одиночестве. 

Вот и в это раз, в таком же настроении, а точнее в полном его отсутствии, Алёнка сидела у окна своей комнаты и с тоской смотрела во двор, где резвились соседские детишки. Ей было грустно. Алёнка подняла глаза и посмотрела вдаль, где виднелась Спасская башня Казанского кремля. Неожиданно, в самой верхней её части над огромными часами, что располагались на башне, блеснул лучик какого-то странного света. Он был необыкновенно мягким с переливами в нежно зелёных тонах. Лучик заинтересовал Алёнку, и она решила присмотреться внимательнее, но он так же внезапно исчез, как и появился. Наверное, показалось, подумала она и продолжила наблюдать за игрой детей.

Вдруг, она услышала какой-то странный шорох за шкафом. Алёнка обернулась и осмотрела комнату. В комнате никого не было. 

— Странно…, — подумала она. Но стоило ей повернуться к окну, как теперь уже совершенно отчётливо, она услышала, как в комнате кто-то чихнул.

— В комнате кто-то есть! — не успела пронестись в голове мысль, а мгновение спустя из-за шкафа прозвучало: «Да, да, вы совершенно правы и, более того, находитесь в полном здравии своего рассудка, о чём хочу предупредить вас заранее, что бы вы, так сказать, излишне не волновались».

Алёнка потеряла на мгновение дар речи и теперь уже сидела в полном оцепенении, а голос из-за шкафа, выдержав небольшую паузу, продолжил: «Хочу вам заметить, что если вы и дальше будете изображать из себя египетскую пирамиду, то наше с вами знакомство вряд ли состоится, в чём лично я очень заинтересован. Поэтому предлагаю ущипнуть себя, ну скажем, за правое ухо или подёргать себя за нос и начать наше, так сказать, общение».

— Ну и бред…, — протянула Алёнка, но на всякий случай всё же, ущипнула себя за ухо и даже подёргала за нос, в надежде, что она вот-вот проснётся и странный сон тут же прекратиться. Но, вопреки ожиданиям, в комнате ничего не изменилось и, мало того, голос из-за шкафа снова продолжил: «Поздравляю! Браво, браво! Мы, кажется, начинаем понемногу понимать друг друга!»

Теперь Алёнка была уже абсолютно уверена в том, что это никакой ни сон и попыталась взять себя в руки, что бы начать беседу со странным гостем.

— Простите, — начала она тихим, осторожным тоном, — А вы кто? И вообще, где вы находитесь? Если вы сидите за шкафом, как мне кажется, то, как вы туда попали? 

— Ну, наконец-то, — с облегчением выдохнул голос, — Процесс кажется, пошёл! Но сначала обещайте мне, что не станете делать поспешных выводов, касательно моей внешности при нашем первом знакомстве, — немного смущённо произнёс он.

— А вы что, такой страшный? — немного осмелев, спросила Алёнка.

— Ну, что вы, я почти красавец, правда, в своём несколько оригинальном, и не скрою, не совсем обычном роде, — с некоторым удовольствием в интонации, произнёс голос.

— Тогда вам нечего бояться, — уже окончательно оправившись от смущения, уверенно произнесла Алёнка.

Комната на мгновение наполнилась тем самым мягким, удивительно красивым светом, который она только что видела исходившим от Спасской башни кремля, и перед изумлённой девочкой предстало совершенно не обычное, но невероятно симпатичное существо маленького роста. Голова его казалась гораздо крупнее туловища из-за большущих щёк. Губы так же были полными и окрашенными в ярко розовый цвет, словно у младенца. При этом рот его был совсем не большим, хоть и растягивался в дружелюбной улыбке, от которой на пухлых щёчках появлялись очень милые ямочки. Над маленькими, необыкновенно живыми, озорными глазками, словно крышами домиков, выстроились угловатые брови. Причёска, в целом, не представляла собой ничего необычного. Немного удлинённая челка была слегка зачёсана набок, а на самой макушке его головы торчал густой непослушный хохолок. Сильно оттопыренные уши делали его ещё более забавным. При этом, главной достопримечательностью этого очень милого и забавного существа, был его, вздёрнутый вверх курносый носик, кончик которого имел форму маленького шарика, наподобие тех, что приклеивают себе цирковые клоуны . 

Одет человечек был в комбинезон зелёного цвета с металлическим отливом. На ногах были одеты красные ботинки с белыми шнурками, казавшиеся несколько великоватыми по размеру. 

— Вы что, гном?! — не скрывая своего крайнего удивления, поинтересовалась Алёнка.

— У…, — протянул незнакомец, выражая своё возмущение подобным предположением, — Боже, какая древность! На пороге давно уже 21 век, и Вы, простите, как мне кажется, совсем не Белоснежка!

— Ну, тогда вы домовой! — предположила, почти с полной уверенностью, девочка.

— Ещё чего не хватало! — уже с явным раздражением произнёс человечек, и при этом даже перестал улыбаться, изогнув губки вниз, и выражая тем самым не скрываемую обиду, — Что вы все заладили одно и то же. Стоит появиться у вас в гостях чему-то по-настоящему необычному, такому как я, например, как вы тут же начинаете голосить: «Домовой, домовой!». Нет уж, увольте! Ни какой чертовщины, умоляю вас!

— Тогда кто же вы, — уже окончательно теряясь в догадках, осторожно спросила Алёнка.

— Я…. Разрешите представиться: я Кузяка-Бузяка! — гордо представился он.

— Кто??? — протянула Алёнка.

— Кузяка-Бузяка. Существо особой субстанции! — произнёс он, закатив глаза и подняв указательный палец вверх, — О, как! Понятно?

— Нет, — честно призналась девочка, — Совсем не понятно.

Надо заметить, что Алёнка была очень честной девочкой и практически всегда говорила правду. Исключение, разве что, мог составить лишь тот случай, когда правду не стоило говорить только ради того, что бы ни обидеть кого-то. А так действительно иногда бывает.

— Ну, да это и не важно, — заключил тут же Кузяка-Бузяка, — Главное, что мы уже познакомились!

— Как это? — снова удивилась Алёнка, — А, вы что знаете, как меня зовут?

— Конечно, — ответил он, — Я же сказал, что я существо особой субстанции и читать чужие, то есть извините, ваши мысли и угадывать ваши желания для меня дело проще простого. Вот смотри.

С этими словами он схватил с кровати подушку и запустил ею прямо в Алёнку.

— Ты что делаешь?! — воскликнула она, после того как подушка угодила ей прямо в голову.

— Как что, именно то, о чём ты сама и мечтала весь сегодняшний день! А, именно — весело поиграть! — задорно смеясь, ответил Кузяка-Бузяка. 

И тут же, следом в девочку полетели, сначала мячик, а затем и все мягкие игрушки, которые попадались ему под руку.

— Ах, так, — не выдержала Алёнка и, схватив упавшую на пол подушку, со всего размаха двинула ею по Кузяке-Бузяке. Так как подушка имела довольно приличный вес, чего нельзя было сказать о Кузяке-Бузяке, который явно весил значительно меньше, то он тут же отлетел в противоположный угол комнаты и грохнулся на стоящий там диван.

— Ух, ты! Здорово! — воскликнул Кузяка-Бузяка и начал скакать по дивану, словно по батуту, при этом, призывая Алёнку присоединиться к нему, — Ну, чего стоишь? Давай со мной!

И, несмотря на строжайший запрет родителей на такие бурные развлечения в доме, Аленка, глядя на заливающегося смехом Кузяку-Бузяку, всё же решила составить ему компанию. 

Комната, в которой ещё совсем недавно, царили тишина и порядок, в одно мгновение наполнилась весёлым шумом и превратилась в образец классического бардака. С визгом и смехом носились они друг за другом. Падая и снова поднимаясь, они скакали через мягкие диванные пуфики, словно кони на скачках. И вот, когда окончательно уставшая и растрёпанная Алёнка, с выдохом опустилась на диван, в комнате вдруг снова стало тихо.

— Здорово! — произнесла она, переведя немного дыхание, — Никогда ещё не было так весело!

— Да…, — протянул многозначительно Кузяка-Бузяка, — Ну и неряха же ты!

— Что? Вот нахал! Вы только посмотрите на него! Сам всё это затеял, а теперь ещё и стыдить меня вздумал! — возмутилась в ответ раскрасневшаяся Алёнка.

— Не знаю, что ты имеешь в виду, но порядочные девочки себя так не ведут! — словно копируя Алёнкину маму, продолжал ехидничать Кузяка-Бузяка, — представляю, как будет недовольна твоя мама, когда увидит всё это. 

— Ой, что это я, действительно…, — будто опомнилась девочка и тут же вскочила с дивана. — Ох, какая же я растрёпанная! — воскликнула она, глядя на себя в зеркало.

И, спешно поправив волосы на голове, она тут же принялась наводить порядок в комнате. Когда игрушки и прочие предметы вернулись на свои места, а покрывало на диване было снова аккуратно заправлено, Алёнка присела на стул и посмотрела на Кузяку-Бузяку, который всё это время, сидел на краю письменного стола и наблюдал за тем, как она убирается в комнате. В его взгляде читалось лукавство и нескрываемое удовольствие.

— Вот видишь, теперь полный порядок, — обратилась она к нему и, сделав небольшую паузу, добавила, — А правда, здорово было?! 

— Ещё бы, — согласился Кузяка-Бузяка.

— Слушай, а ты чего такой вредный? — продолжила она.

— В смысле? — будто не понимая, переспросил Кузяка-Бузяка.

— Ну…, то ты сначала игру затеял, а потом меня же и неряхой назвал. И откуда, позволь узнать, ты догадался, что мне весь день ужасно играть хотелось? — не унималась Алёнка.

— Я же тебе уже говорил, что я существо особой субстанции, — словно уходя от ответа, слукавил Кузяка-Бузяка, — Хотя, пожалуй, уже пора тебе кое-что объяснить.

В комнате воцарилась таинственная тишина, и Алёнка замерла в ожидании услышать какую-то страшную тайну.

— Всё дело в том, — начал многозначительно и не спеша Кузяка-Бузяка, — Что я лучший в мире укротитель страхов!

При этом он выпрямился и гордо приподнял подбородок.

— Кто…? Кого? Страхов? Как это? — удивилась Алёнка.

— Да, очень просто, — ответил он, — Ведь ты уже давно мечтаешь подружиться с ребятами во дворе и играть с ними вот так же весело, как мы только что с тобой играли. Но тебе каждый раз кто-то мешает это сделать. И ты боишься подойти и заговорить с ними. Ведь так?

— Да, — ответила изумлённая Алёнка, — Мне действительно страшно к ним даже приблизиться и особенно к Марату!

— Знаю, знаю, — перебил её Кузяка-Бузяка, — Ну, так вот. Завтра мы вместе выйдем с тобой во двор, и я помогу тебе. Мы поймаем и укротим твоего страха. Но это будет завтра. 

При этом он снова многозначительно поднял палец вверх, и исчез в лучах волшебного света, так же загадочно, как и появился.

Следующий день был выходным, и Алёнке предстояло провести его как всегда в одиночестве. Поэтому, появления Кузяки-Бузяки она ждала с особым нетерпением. И вот, когда уже почти все дети собрались на дворовой площадке, в комнате за шкафом снова что-то зашуршало и, так же как и вчера, в лучах мягкого волшебного света, появился Кузяка-Бузяка. В этот раз на его голове был надет шлем с зеркальным откидным забралом, а в руках он держал какой-то предмет, по форме напоминающий маленький электрический фонарик. 

— Ух, ты…! — протянула Алёнка с удивлением, — И зачем тебе всё это?

— Ну, во-первых, не «ух ты», а привет! Все воспитанные люди всегда сначала здороваются при встрече, и только потом задают свои глупые вопросы, — с выражением явного недовольства ответил Кузяка-Бузяка.

— Ой, прости, — опомнилась Алёнка, — Конечно привет, то есть здравствуй! Но ты сегодня такой воинственный!

— Разумеется. Ведь мы сегодня идём укрощать твоего Страха. Ты разве забыла? — ответил он, приняв при этом действительно более чем воинственный вид.

— Укрощать Страха? — снова переспросила Алёнка.

— Ну, конечно. А кого ещё? Я же тебе говорил, что я главный укротитель всех страхов! Ну, да ладно. Ты всё равно ничего не поймёшь, пока всё не увидишь своими глазами. Собирайся. Мы идём на детскую площадку. Я жду тебя внизу, — и с этими словами Кузяка-Бузяка снова будто испарился.

Когда Алёнка спустилась вниз, Кузяка-Бузяка уже ждал её во дворе.

Не доходя до детской площадки метров десять-пятнадцать, Кузяка-Бузяка взяв Алёнку за руку, остановился. 

— Ну, что? Уже страшно? — поинтересовался он.

— Да…, — едва выговорила Алёнка, — Вон там Марат. Я его боюсь. И все остальные тоже не захотят брать меня в свою игру. Я знаю…

— Отлично! Значит он здесь, — с нескрываемым удовольствием в голосе проговорил Кузяка-Бузяка и направил в сторону площадки тот самый предмет, похожий на фонарик, — Теперь ты увидишь то, чего не дано видеть никому. Этот предмет, который ты приняла за фонарик, называется «страхолов». С его помощью мы сейчас увидим того, кто мешает тебе и пугает тебя.

С этими словами он нажал на кнопочку и из «страхолова» в сторону детской площадки направился широкий луч того самого удивительного света, в котором всегда появлялся сам Кузяка-Бузяка. И в этот самый момент в лучах изумрудного света, словно на экране, Алёнка отчётливо увидела существо, действительно похожее на Марата. Чудовище извивалось в воздухе, корча при этом страшные и ужасно противные гримасы.

— Ну, что? Подходи, подходи, — заговорило оно, — Сейчас ты у нас получишь!

— Я его боюсь! — уже почти заплакала Аленка, закрывая лицо руками, — Я же говорила, я же говорила… Это Марат!

От этих слов мерзкое существо стало ещё быстрее извиваться в воздухе и увеличиваться в своих размерах.

— Марат, говоришь? А вот мы сейчас посмотрим, кто это на самом деле, — с твёрдостью в голосе произнёс Кузяка-Бузяка и нажал на вторую кнопочку на страхолове. При этом, свет вместо изумрудно-зелёного, стал красным и существо только что так походившее на Марата, прямо на глазах стало превращаться в шар тёмно-бордового цвета, который при этом продолжал висеть в воздухе, — Ох уж мне эти «Шарокусы»! Вечно они превращаются в кого-нибудь. Тоже мне, артисты нашлись. 

— Ты говоришь «Шарокусы»? — изумилась Алёнка, — А кто это?

— Как кто? Тот самый Страх, а точнее один из представителей целого рода «шарокусов». Это такие Страхи, которые живут вокруг нас и занимаются только тем, что пугают нас, превращаясь в разных людей. При этом, у каждого из нас свой Страх и видим его только мы. А для остальных он совершенно не заметен. Это он на самом деле мешал тебе познакомиться с ребятами. Это именно его ты видела перед собой вместо Марата. И Марат тут совершенно не причём. А теперь, давай-ка, вернём ему его настоящие размеры. А то они любят раздуваться.

При этом Кузяка-Бузяка удерживая вторую кнопку, начал вращать кольцо, расположенное на самом краю «страхолова». Повинуясь волшебному лучу магического устройства, шар начал постепенно сдуваться, изменяя при этом и свой цвет.

— Тебе, какой цвет больше всего нравится? — обратился он к изумлённой Алёнке.

— Мне? Синий, — после небольшой паузы смогла вымолвить она.

— Хорошо. Пусть будет синим, — с чувством глубокого удовлетворения произнёс Кузяка-Бузяка и темно-лиловый шар превратился в обыкновенный мячик синего цвета, — На, держи, не бойся. Можешь им даже поиграть. Бери, бери.

И, по-настоящему поражённая, всем только что увиденным Алёнка, осторожно взяла мячик в руки.

— Действительно мячик. Смотри-ка, даже скачет! — и она несколько раз ударила им об землю.

— Ну, как? Всё ещё страшный?- хитро прищурив глаз, поинтересовался Кузяка-Бузяка.

— Кто? Мячик? — удивилась Алёнка, — А чего его бояться-то, мячик как мячик. Симпатичный даже.

— А как же Марат? — снова обратился он к Алёнке, внимательно наблюдая за её реакцией.

— Ой! — будто опомнившись, она тут же застыла с мячиком в руках, а потом медленно повернулась в сторону площадки, где, как ни в чём не бывало, продолжал резвиться Марат вместе с остальными детьми, — Действительно, а при чём тут Марат…

Теперь она уже совершенно спокойно стала наблюдать за игрой детей и, сама того не замечая, шаг за шагом начала приближаться к ним.

— Эй, привет! Давай к нам! — неожиданно услышала она приглашение в свой адрес.

И, конечно же, оно прозвучало ни от кого-нибудь, а именно от Марата. — Слушай, какой у тебя мячик интересный. Дашь поиграть?

— Конечно! — воскликнула обрадованная Алёнка и тут же подключилась к детям.

Игра на площадке оказалась для неё настолько захватывающей, что она даже не заметила, как пролетел весь остаток дня.

— Алёнка! Пора домой, — услышала она голос мамы, которая звала её на ужин, — Дочка, неужели ты наконец-то подружилась с ребятами?! И кто же тебе помог справиться с твоим страхом?

— Страхом? С каким ещё страхом? — воскликнула раскрасневшаяся от игры Алёнка, — Да это же просто «шарокус» был обыкновенный! Мы его с Кузякой-Бузякой быстро приручили. Ой! А где же Кузяка-Бузяка?

— «Шарокус», Кузяка-Бузяка? Дочка, ты не заигралась случайно? — насторожилась мама и даже протянула руку к Алёнкиному лбу, чтобы проверить её температуру. 

Войдя в квартиру, Алёнка тут же вбежала в свою комнату и, подойдя к шкафу начала прислушиваться, не раздастся ли за ним какой-нибудь звук.

— Ну, и кого ты там надеешься обнаружить? Хотелось бы мне знать, — услышала она знакомый голос за спиной.

Накрывшись самой большой подушкой так, что снаружи, остались торчать только голова и ноги, на диване, как ни в чём не бывало, развалился Кузяка-Бузяка.

— А я тут даже выспаться уже успел, — кряхтя и зевая, продолжил он, вылезая из-под подушки, — Молодец! Хвалю! А теперь настал час получить заслуженную награду.

С этими словами он выпрямился настолько, насколько мог и, сделав многозначительное выражение лица, произнёс: За приручение «Шарокуса обыкновенного» награждаю тебя орденом «Кузяки-Бузяки третьей степени». Затем он прикрепил к кофточке Алёнки маленький, но очень симпатичный орден.

— Спасибо тебе Кузяка-Бузяка! Ты такой замечательный! Что бы я без тебя делала! — воскликнула обрадованная Алёнка.

— Ну, это лишнее, пожалуй, — произнёс в ответ Кузяка-Бузяка явно от скромности ему присущей, — Тем более что ты сама оказалась храброй девочкой и не побоялась взять «Шарокуса» в руки, и приручить его, сделав обычным мячиком. Поступай так всегда со всеми Страхами, которые попытаются напасть на тебя. Ну, а мне уже пора домой. Страшно будет.… Ой, то есть я хотел сказать, скучно будет — заходи!

И с этими словами Кузяка-Бузяка снова исчез в одно мгновение, растворившись в лучах удивительного света.

— Постой! — только и успела крикнуть ему вслед растерянная Алёнка, — А куда? Куда приходить-то?!

Но ответа не последовало. А волшебный свет растаял, на прощание, поиграв в воздухе лёгким серебристым мерцанием. 

Алёнка и Марат с тех пор стали настоящими друзьями, и всегда помогали друг другу, и защищали друг друга. И вот однажды, Марат по-дружески признался Алёнке, что с недавних пор, ему стало страшно спать в своей комнате.

— Я знаю, что надо делать! — воскликнула девочка, выслушав рассказ о Страхе, поселившемся в его комнате, — Нужно позвать Кузяку-Бузяку! Вот только, где его найти…? Хотя…. — начала, по не многу, что-то соображать Алёнка.

Но это уже следующая история.


ВОЛШЕБНАЯ ПАЛИТРА

«Кап, кап, кап» — монотонно постукивали капельки осеннего дождя об оконный карниз, добавляя грустные нотки в картину наступившей глубокой осени. Улетели перелётные птицы и уже опали последние листья с берёзы, что росла во дворе. 

Марта, смиренно сложив милые детские ручки под подбородком, с грустью наблюдала из окна своей комнаты, как на обезлюдевшей детской дворовой площадке лишь ветер-озорник, то и дело принимался раскачивать её любимые качели. При этом они начинали жалобно и заунывно распевать какую-то тягучую мелодию своим не смазанным, скрипучим голосом.

Было очень грустно и одиноко. Марта задумалась. Ей совсем не нравилось прибывать в таком тоскливом настроении. И, как это часто бывает в сырую холодную погоду, очень захотелось, чтобы снова наступило лето. Тогда она вместе с остальными соседскими ребятами опять смогла бы играть во дворе. Там, в её мечтах снова светило солнце, было легко и радостно на душе! 

— Ах, если бы это было возможно хотя бы на минутку, — подумала она и с досадой оглядела свою комнату, книжные полки на стене и стеллаж около письменного стола, словно желая найти на них что-то такое, что в эти минуты могло бы помочь ей хоть как-то развеселиться. Вдруг, её взгляд остановился на картонной коробке с надписью «Волшебная палитра».

— Oй! Как же я забыла — тут же оживилась она и достала с полки стеллажа яркую, красиво оформленную коробку. — Да ведь это же подарок от бабушки с дедушкой! — Какая же я «забываха» стала! — начала журить себя Марта, покачивая при этом головой именно так, как это обычно делала её бабушка.

Девочка с интересом распаковала коробку и стала знакомиться с содержимым подарка, в котором находились краски, карандаши, а так же блокнот для рисования в твёрдом кожаном переплёте с жёлтой металлической защёлкой. Марта вдруг вспомнила слова своего дедушки: «Открой внученька эту коробочку, когда тебе станет совсем грустно и то, что в ней находится, обязательно поможет тебе изменить своё настроение, а может быть даже и…». Тут он хитро прищурился и, не договорив, улыбнулся и погладил её по голове. Дедушка всегда был очень добрым и, при этом, слыл в семье большим чудаком и выдумщиком. Марта аккуратно провела ладонью по баночкам с красками, а затем раскрыла блокнот. Она снова посмотрела в окно и ей, вдруг, захотелось нарисовать свой двор. Но совсем не таким серым и мрачным, как сегодня, а так, словно сейчас за окном вовсе не осенняя слякоть, а яркий солнечный день. Марта взяла кисточку и, накладывая мазок за мазком, начала рисовать голубое небо, зелёную травку, берёзку, что стояла посреди двора, только не с осиротевшими голыми ветками как сейчас, а уже украшенную свежими, недавно распустившимися молодыми листочками. Она нарисовала песочницу, где любили стряпать песочные куличики малыши и, конечно же, свои любимые качели и себя, раскачивающуюся на них.

— У-у- ух! — произнесла довольная своей картиной девочка. Она уже заканчивала рисунок, как вдруг ощутила ласковое, едва уловимое дуновение ветерка и знакомое, очень приятное замирание в груди. На мгновение она зажмурилась, а когда открыла глаза, то сначала не поверила тому, что увидела вокруг! 

У-у- ух! Всё сильнее раскачивались качели! Набегающий тёплый ветерок трепал её роскошные длинные волосы. А, вокруг… А, вокруг было настоящее солнечное лето! В небе со щебетом носились проказники воробьи, а на лавочке как обычно нежилась на солнце дворовая кошка по кличке Багира. Марта просто не могла поверить в это чудо. Всё, что она только что нарисовала в своём блокноте, действительно ожило, превратившись в реальность.

— Ура! — закричала девочка во весь голос от переполнившей её радости, — Лето, лето, ура!

Птицы, цветы и даже их ароматы, всё было настоящим. Над головой простиралось чистое, удивительно глубокое, словно море, синее небо. А, тёплые солнечные лучики нежно ласкали её лицо и шею. Хотелось прыгать и танцевать от радости. И она, соскочив с качелей, начала кружиться, подняв высоко голову и широко расставив руки.

— Так это действительно настоящее волшебство! И блокнот и краски, в самом деле, волшебные! — окончательно осознав то, что произошло с ней в этот момент, воскликнула Марта, — Здорово! Хочу лес, речку! Хочу купаться и загорать на пляже — выпалила обрадованная девочка и… 

И, тут же оказалась в своей комнате за своим письменным столом.

— Ой, а как же лето? — с недоумением произнесла она, но посмотрев на блокнот, тут же сообразила, что нужно делать дальше. Она взяла карандаши и начала рисовать песчаный пляж, речку и её живописные берега, заросшие лесом.

— Плюх! — раздался знакомый звук, и девочка почувствовала, как мокрые брызги окатили её лицо. — Ура! Получилось! — закричала Марта и с разбега прыгнула в тёплую речную воду. — Ух, ты! Ну, просто парное молоко, а не вода! 

Чистая, почти прозрачная вода реки, искрилась сотнями солнечных зайчиков, отражённых от её поверхности. В воздухе, прямо над водой кружили необыкновенно красивые, изумрудного цвета стрекозы, а на кустах вдоль берега, расправив свои крылышки, красовались яркие, пёстрые бабочки. Рыбка с длинным, словно фата невесты, хвостом подплыла к Марте и начала кружить вокруг девочки, время от времени, поглаживая её своими мягкими плавниками. Сначала Марта хотела поймать рыбку руками, но тут же опомнилась, поняв, что может причинить рыбке вред и поэтому решила просто полюбоваться, наблюдая за нею. Потом они ещё долго плавали рядом друг с другом в тёплой, ласковой воде. Так продолжалось, пока Марта не услышала монотонное жужжание пролетавшего мимо неё лохматого шмеля, которое постепенно стало меняться, превращаясь в звонкий, очень знакомый звук. 

— Дзынь-дзынь, — раздался звонок входной двери, и девочка снова оказалась в своей комнате. Это мама пришла с работы и, абсолютно счастливая в эти минуты, Марта побежала встречать её в прихожую. 

— Кошмар! Какая ужасная сегодня погода! Дождь, ветер. Одним словом — осень! — возмущалась мама, снимая мокрый плащ. — Постой, постой. А, глядя на тебя доченька, можно подумать, что сегодня лето, — удивилась мама, глядя на сияющую от удовольствия Марту, — Солнышко ты моё, ясное! — добавила она и, притянув к себе, крепко обняла девочку.


Категория: Мои статьи | Добавил: Jin (07.05.2013)
Просмотров: 1295 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: